Классификация

Почему сабля кривая, а шпага прямая
 Перед вами небольшой фрагмент из..
23.08.2017
Параметры мечей
Heinrich MullerHartmut Kolling"EUROPАISHE..
23.08.2017
Рыцарское оружие ближнего боя
Рыцарский меч - один из самых..
23.08.2017
Классификация оружия эпохи викингов
Процесс совершенствования военной..
23.08.2017
Инструкция по выбору оружия
"...Оружие испытывается следующими..
23.08.2017
Холодное оружие П. фон Винклер. Оружие Отрывок из главы 9 "XIV и XV столетия"
Всадникибыли, кроме того, вооружены..
23.08.2017


> Средневековье > Ножи и кинжалы

 

Булавы.
Длинноклинковое оружие
Древковое оружие
Классификация
Комплекты оружия
Кузнечные мастерские
Ножи и кинжалы
Топоры
Боевые молоты
 

Ножи и кинжалы

Ножи древней Руси
Казачьи кинжалы
Кинжалы
Ножи последних Могикан
Ножны ножей
Кинжалы. УДАРНОЕ, РУБЯЩЕЕ И КОЛЮЩЕЕ ОРУЖИЕ
Холодная сталь вайнахов





Ножны ножей

Ножны ножей Ножны ножей Ножны ножей

Скальные могильники дают нам серии материалов, несущих к себе не столько чисто археологическую, сколько археолого-этнографическую информативность. Об этом нам уже приходи­лось писать'. Последнее обстоятельство, на наш взгляд, явля­ется особенно важным, так как представляет возможность зани­маться реконструкцией исторически прошедших эпох на основе данных этнографии с широким привлечением археологического материала. Однако сам себе процесс реконструкции многих сто­рон материальной культуры древних обществ Северо-Западного Кавказа на основе археолого-этнографического анализа еще на­ходится в начальной фазе. Главной причиной здесь служит от­сутствие связи между категориями археологических предметов и зафиксированной материальной культурой современных кавказ-ских народов. Мы на примере одной категории предметов воин­ского снаряжения попытаемся поставить вопросы решения рас­сматриваемой проблемы.
В настоящей статье подробно рассмотрим ножны бытовых и метательных ножей. Часто бывая в высокогорной зоне Севе­ро-Западного Кавказа, мне приходилось наблюдать за жизнью пастухов, традиционный быт которых формировался на протя­жении сотен лет, впитывая в себя наиболее приемлемые с прак­тических позиций достижения в улучшении условий жизни и быта. Это безусловно находило отражение в первую очередь и материальной культуре. Ножны бытовых ножей настолько силь­но повторяют свои древние прототипы, что иногда кажется, что их изготавливали одними руками. Сохраняются приемы изготовления ножен и способы их ношения. Об этом ниже мы еще будем говорить.
К сожалению этнографические материалы по ножнам быто­вых ножей у адыгов до сих пор никем не изучены и не опубли­кованы, и нам придется сильно ограничить себя в сравнительном материале.
Ножны делали из дерева, а в качестве скрепляющих материа­лов использовали кожу, металлические скобы или шелковую обшивку. Для ножен шло дерево различных пород '. В целом ножны делятся на две группы по функциональному назначению ножей: ножны метательных ножей и ножны бытовых ножей. Последние нередко использовались как предметы вооружения и воинского снаряжения. Сюда мы не включаем серию подсабельных ножей, которые носили в карманчике на нижней тыльной части ножен сабли. Сабельные ножи очень редко встречают­ся в памятниках археологии Северо-Западного Кавказа, и быть может не получили здесь широкого распространения в эпоху раннего средневековья.
Рассмотрим две группы ножен ножей. Первая группа пред­ставлена двумя типами. Выделение типов ножен метательных ножей производилось по основному признаку: наличию одного или нескольких каналов. Первый тип включает в себя ножны с одним каналом для ножа. Ножны I типа метательных ножей встречаются очень редко, так как такие ножи, как правило,
носили по несколько экземпляров сразу 2. Гораздо чаще в архео­логических памятниках встречаются ножны метательных ножей второго типа. Сюда мы отнесли ножны кассетного типа, рассчи­танные на 2—5 ножей (рис, 1, 1, 2, 5). Ножны обоих типов из­готавливали из цельного куска дерева. Каналы делали после расщепления деревянного бруска. Как правило, обработка дере-' ва на ножнах метательных ножей была тщательней, что харак­терно в целом для предметов вооружения и воинского снаряжения. Это характерно также для колчанов и налучий из Мощевой бал­ки3. Поскольку ножны метательных ножей служили для многоразового использования, то и изготавливали их очень тщательно. Сверху деревянную основу покрывали кожей, которая аккуратно проклеивалась но всей поверхности ножен и, изредка, сшивалась по вертикальному шву на тыльной стороне ножен. Так как ножны носились постоянно, их дополнительно скрепля­ли металлическими обоймами. Правда последние использовались не всегда. В могильнике Мощевая балка Е. А. Миловановым бы­ли найдены двухканальные кассетные ножны, изготовленные из дерева, обтянутые кожей, но без металлических скоб и обойм (рис. 1, 2) '. Правда пока кассетные ножны без металлических обойм представлены единичным экземпляром, но это, вероятно объясняется степенью сохранности указанных предметов в обыч­ных могильниках. Скальные могильники, дающие замечательный материал по изучению адыгской и аланской культур эпохи ран­него средневековья, в настоящее время изучены еще не дос­таточно полно, и поэтому серии подобных ножен в будущем безусловно пополнятся. Гораздо чаще ножны метательных но­жей без металлических деталей в грунтовых могильниках не сохраняются. Однако на их широкое распространение в кавказ­ской среде указывают материалы могильника Дюрсо в окрестнос­тях Новороссийска, исследованного А. В. Дмитриевым 2. В данном случае восстановить внешний вид и форму ножен из грунтовых могильников не представляется возможным. Судя по единствен­ному сохранившемуся экземпляру из Мощевой балки, можно представить себе форму таких ножен (рис. 1, 2). Ножны име­ли вытянутые пропорции, плавно сужаясь к нижнему концу. Нижний конец обрезан и немного закруглен. Длина ножен из Мощевой балки составляет 33 см. Ножи в таких ножнах но­сили с рукоятью, утопленной в ножны на 2/3 своей длины. Здесь преследовались две практические цели. В первую очередь нож, утопленный в ножны с рукоятью, предохранялся от слу­чайной утери, что было весьма существенным в древности при большой дороговизне металла. Второй не менее существенной чертой является размещение ножа в ножнах так, что центр тяжести смещался в нижнюю треть и это держало ножны с но­жом в вертикальном положении, что было удобным при передви­жении и опять же предохраняло ножи от утери. Аналогичную нагрузку несли и металлические оковки с наконечниками ножен. Они утяжеляли ножны и при этом смещали центр тяжести в низ ножен, что сохраняло их постоянно в вертикальном поло­жении. Существенной чертой этой группы ножен является то, что для оковок использовалось, как правило,серебро. По наше­му мнению это является социальным признаком. Как правило, ножны с серебряными обоймами происходят из погребений IX—XI вв., т. е. того периода, когда на Северном Кавказе на­чинает выделяться слой дружинников, ремеслом которых становит­ся война. Именно в богатых дружинных погребениях и сдела­ны находки таких ножен. ' Правда на Северо-Западном Кавказе такие ножны найдены в единичном случае в погребении ама­зонки в Мощевой балке, раскопанной Е. А. Миловановым в 1973 г. Ножны из этого погребения сделаны из дерева и обтянуты кожей. Нижняя половина ножен охвачена широкой серебряной обоймой с плоским основанием. Устье ножен охвачено сереб­ряной обоймой типа бутероли. Даже на верхние части рукоя­тей ножей были надеты серебряные колпачки. В ножнах было два метательных ножа. (рис. 1, 3). Находка из Мощевой балки в своем роде уникальна и не находит аналогий в археологи­ческом материале. Сохранившаяся в погребении одежда с об­шлагами из согдийского шелка позволила А. А. Иерусалимской датировать это погребение началом IX в.г С этой датой мы полностью согласились при публикации деревянного ковша из указанного погребения.3 Редкость находок подобного типа на Северо-Западном Кавказе может свидетельствовать об отсутствии моды на подобную категорию воинского снаряжения. К Х—XI вв. оформление ножен метательных ножей несколько изменилось. По-прежнему сохраняется широкий пояс-обойма на нижней час­ти ножен. Зато основание ножен теперь не плоское, а заканчи­вается утолщением, близким шару, но граненым. Утолщение, как правило, изготавливалось отдельно из двух половинок и заканчивалось при помощи серебряных гвоздиков. На наш взгляд данный тип ножен явился прототипом оформления наконечни­ков ножен кавказских кинжалов XVIII—XIX вв., широко извест­ных нам по этнографическим материалам.
В кассетных ножнах ножи располагались лезвиями в про­тивоположные стороны. Вероятно, этим стремились уменьшить общую толщину кассеты и облегчить воинское снаряжение.
Касаясь кассетных ножен метательных ножей, мы хотели бы несколько остановиться на этом виде вооружения, так как он до сих пор не подвергался специальному изучению. Такие но­жи достаточно широко были распространены на Северном Кавказе в эпоху раннего средневековья. По этому вопросу Р.С. Минасян делает следующее замечание: «Спаренные и строенные нож­ны, своего рода, кассеты автору известны только на аланских памятниках. В могильнике Дюрсо при погребенных иногда на­ходили до 6 клинков, т. е. 2—3 кассеты. Тонкость и легкость рукоятей придает аланскнм ножам хорошие баллистические ка­чества, а многочисленность ножей в могилах и комплектность их упаковки позволяют сделать предположение об использовании ножей аланами в качестве метательного оружия»'. В целом выделение метательных ножей вполне справедливо и заслужива­ет большого внимания. Однако нельзя связывать их только с аланами, в памятниках которых действительно сделана основная серия находок подобного вида вооружения. Аланская среда Се­верного Кавказа никогда не была этнически однородна и под этнонимом аланы средневековые авторы скрывали многие кав­казские племена и, возможно, часть адыгов. Тем более неспра­ведливо относить к аланам могильник Дюрсо, как это делает Р.С. Минасян. Этот могильник отстоит далеко на запад от Ала-нии, на территории расселения адыгских племен в раннем средне­вековье. Последнее замечание относительно метательных ножей весьма существенно и позволяет предполагать о бытовании по­добного оружия у других кавказских народов, в частности у адыгов Северо-Западного Кавказа в эпоху раннего средневе­ковья. Наше замечание не исчерпывает изучение проблемы в целом, а лишь указывает на необходимость ее разработки.
Значительно более широко представлены ножны второй груп­пы. Сюда мы относим ножны бытовых ножей. Как правило, основным источником для изучения этой группы ножен являются материалы скальных могильников, ценность которых для изу­чения аланской и адыгской культур отмечалась нами выше.
Все ножны второй группы мы объединили в один тип — одноканальных ножен. Среди многообразия представленных эк­земпляров нами выделяется пять вариантов, разделенных между собой по оформлению нижней части. Выделяются следующие оформления нижней части ножен: 1 вариант — основание ножен прямое (рис. 2,1; 4,3; 5,3; 6,2), 2 вариант — основание выполне­но в виде ромба, иногда с утолщенным пояском по нижнему краю (рис. 1,3; 4,7; 1—3; 4,7; 5,2), 3 вариант — нижний конец ножен обрезан под косым углом, образуя треугольник (рис. 2,2; 3,6,8; 6,1), 4 вариант — нижний край обрезан как у варианта 3, но края немного округлены (рис. 2,3;3,5;4,1,2^6;5,1), 5 ва­риант — нижний край ножен закруглен и плавно переходит в корпус ножен (рис. 1,6,8; 2,4; 3,4,7; 4,5). Корпус всех вариантов практически одинаковый. Он имеет вытянутые пропорции, немно­го сужается к нижнему концу. В сечении ножны овальные. Внутри канал для лезвия ножа имеет треугольное сечение и вырезался на обеих створках ножен. Канал для рукояти имел овальное сечение. В большинстве случаев снаружи ножны обтягивались кожей. По мнению Р. М. Минасяна, обтягивание производилось мокрой кожей, для более плотного облегания корпуса ножен. ' В основном обтягивание кожей мы фиксируем на ножнах 1, 3, 4 и 5 вариантов. Нами пока не отмечено ни одного случая обтяжки кожей ножен второго варианта. Последнее обстоятельство более подтверждает предположение об обтяжке ножен уже сшитым кожаным чехлом, тогда как подобная операция невозможна для ножен с ромбовидным окончанием. К тому же не во всех случаях ножны других вариантов обтягивались кожей. Чаще всего после расщепления бруска и вырезания канала половин­ки соединялись и шов был идеальным. Соединение половинок производилось при помощи кожаной перевязки у нижнего осно­вания, так как использование для этой цели металлических скоб и гвоздиков не отмечено. Аналогичная перевязка делалась и у устья ножен. Здесь она, правда, была более мощной и обязательно проходила через специальные два отверстия с кана­лом внутри ножен, за которые ножны подвешивались к поясу. Иногда встречаются ножны, где кожаная перевязка проходит через весь корпус.2 В настоящее время мы отмечаем два эк­земпляра ножен 5 варианта из Мощевой балки, обтянутые сна­ружи чехлами из шелковых тканей. Такие явления очень ред­ки и не являются характерной чертой для этой категории во­инского снаряжения. Столь же редко для обклейки ножен ис­пользовалась береста (рис. 2,1). Каналы ножен второй группы сделаны несколько небрежно, вероятно, индивидуальными их владельцами. Однако при всем этом стандартизация форм весь­ма существенна и различия внутри вариантов в основном сос­тоят в размерах ножен, что зависит от размеров ножа.
Ножи в таких ножнах вставлялись таким образом, что помимо клинка туда входило 2/3-—3/4 части рукояти. Причины такого способа хранения и ношения ножей мы описывали выше. Подве­шивались ножны второй группы к поясу при помощи кожаных ремней и шнуров через отверстия в тыльной стороне ножен (рис. 6, 1, 2). Причем крепление ножен к поясу было «мертвым», т. е. ножны с ножом постоянно висели на поясе и входили в состав поясного набора. Иногда для подвешивания ножен к поя­су использовали бронзовые и железные скобы. Аналогичные на­ходки известны в скальных захоронениях Нижнего Архыза и близ ст. Старокорсунской на Кубани.' Однако такой способ но­шения ножен не получил широкого распространения в адыгских и аланских памятниках и более всего характерен для степных древностей Восточной Европы. Здесь же на Северо-Западном Кав­казе традиционно использовался способ ношения при помощи кожаного ремня и шнура. Ножны второй группы получили достаточно широкое распространение. Находки таких ножен в основном сосредоточены в Мощевой балке и Нижнем Архызе, Аналогичные ножны были найдены А. П. Руничем в районе Кис­ловодска на р. Эшкакон. В скальных захоронениях ножны со­храняются хорошо. Хуже дело обстоит с грунтовыми могильника­ми. В 1980 году нам удалось зафиксировать деревянные ножны второго варианта в погребении 50 Старокорсунского могильника2. Ножны из Старокорсунского могильника совершенно аналогичны ножнам этого варианта из Мощевой балки, серия которых здесь наиболее показательна.'Примечательно и то, что. ножны второй группы находят аналогии в древнетюркском могильнике Кудыргэ на Алтае3. Кудыргинские ножны изготовлены из ивы. На изго­товление ножен у населения, оставившего скальные могильники Северного Кавказа, в основном бралась ива. Как справедливо считает А. И. Семенов, для изготовления ножен использовались устойчивые породы древесины. Наиболее показателен в этом отношении могильник Мощевая балка. Здесь основная часть ножен 'была изготовлена из ивы (117 ед.). Значительно реже использовался тис (8 экз.). В единичных случаях для этой цели брали ясень, ольху, клен, лещину и хвойные породы 4.
Проследить появление формы деревянных ножен на Северном Кавказе в настоящее время не представляется возможным. То. что ножи в деревянных ножнах довольно часто помещались в мо­гилы эпохи раннего железа — факт, засвидетельствованный археологически. На многочисленных железных ножах отмечены следы дерева от ножен и рукоятей. Однако пока не удалось просле­дить форму этих ножен. Раннесредневековая серия ножей. весь­ма представительна и достаточно полно характеризует разви­тие форм ножен бытовых и метательных ножей на протяже­нии всей эпохи средневековья до татаро-монгольского нашест­вия. Влияние тюрок на развитие типов ножен было незначи­тельным и, видимо, не оказало существенного влияния на сло­жение форм ножен адыгских и аланских племен Северного Кав­каза. Формы ножен бытовых ножей не претерпели значительных изменений и в эпоху позднего средневековья.' Яркие материалы из склепов позднего средневековья на Центральном Кавказе по­казывают устойчивость форм ножен от эпохи раннего средневе­ковья до XVI—XVII вв. Аналогичная ситуация наблюдается и на Северо-Западном Кавказе. Правда у нас отсутствует археоло­гический материал позднего средневековья по деревянным нож­нам. Но этнографически они засвидетельствованы очень хорошо. Формы деревянных ножен бытовых ножей, часто обтянутых ко­жей, фактически не изменились во времени и сохранились у адыгов до настоящего времени, о чем мы уже отмечали выше.
Последнее обстоятельство указывает на оптимальность и удоб­ство выработанной со временем формы деревянных ножен для бытовых ножей и еще раз свидетельствует о продуманности воинского снаряжения в эпоху раннего средневековья у адыг­ских и аланских племен.









 

Длинноклинковое оружие

Корзинки на рукоятях - два меча начала 18го века
Летом 2003 года в Артиллерийском музее Санкт-Петербурга проходила выствка "Для боя и..
Типы бронзовых наконечников ножен мечей в 11-13 веках и их распространение в Курземе
Обоюдоострые мечи - один изнаиболее значимых видов оружия, который былзавезён на..
Меч самурая
Начнем с того, что известные нам по видеофильмамизогнутые мечи самураев в строгом смысле..
Сабля 7-10 век
Произведение искусства раннего средневеко­вья, образец высокой технологии своего..
Польские военные сабли XVI-XVIII веков
Цель работыЭта работа преследует цель классифицировать польские военные сабли по..


Ваше мнение!